Суд отказал в иске о возмещении вреда, причиненного пожаром

Дело № 2-165/2014

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

10 июля 2014 года с. Павловск

Павловский районный суд Алтайского края в составе:

председательствующего судьи Полуниной О.Г.,

при секретаре Чуварзиной О.В.,

с участием истца Жуковой Н.П.,

представителей истца Петряковой О.Б., Афанасьева А.Б.,

ответчика Мартынова О.А.,

представителя ответчика Круглова А.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Жуковой Н. П. к Мартынову О. АнатО.чу, Мартыновой Яне А. о возмещении вреда, причиненного в результате пожара,

У С Т А Н О В И Л:

Истец Жукова Н.П. обратилась в суд с иском к Мартынову О.А., Мартыновой Я.А. о возмещении материального вреда, причиненного в результате пожара. В обоснование требований указывает, что является собственником жилого дома, надворных построек и земельного участка, расположенных по адресу: <адрес>, что подтверждается свидетельством о регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ. ДД.ММ.ГГГГ она заключила предварительный договор купли-продажи дома с Мартыновой Я.А. В соответствии с указанным договором Мартынова Я.А. проживала и пользовалась жилым домом, выплачивая ежемесячно <...> рублей в счет арендной платы. До ДД.ММ.ГГГГ Мартынова Я.А. должна была перечислить на счет истца <...> рублей в качестве оплаты за жилой дом и земельный участок с надворными постройками. Условия договора ответчиком до настоящего времени не выполнены. ДД.ММ.ГГГГ около 02 часов 00 минут на принадлежащем ей участке произошло возгорание бани. Огонь распространился на жилой дом и надворные постройки, расположенные на приусадебном участке. В результате пожара ей причинен материальный ущерб в сумме <...> рублей, что подтверждается отчетом об оценке <номер> от ДД.ММ.ГГГГ. Факт причинения вреда ответчиками подтверждается актом о пожаре от ДД.ММ.ГГГГ, заключением испытательной пожарной лаборатории по <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, постановлением ТО НД <номер> УНД ГУ МЧС России по <адрес> об отказе в возбуждении уголовного дела от ДД.ММ.ГГГГ, в котором установлено, что возгорание возникло вследствие ненадлежащего контроля со стороны квартиросъемщиков Мартыновой Я.А. и Мартынова О.А. за состоянием электросети в бане при её эксплуатации. В добровольном порядке ответчики ущерб не возместили. Просит взыскать с ответчиков в солидарном порядке <...> рублей в качестве возмещения причиненного вреда вследствие пожара.

В судебном заседании истец Жукова Н.П. на исковых требованиях настаивала, суду пояснила, что дом, расположенный по адресу: <адрес>, был получен ею в наследство после смерти матери. Дом деревянный, ДД.ММ.ГГГГ постройки, баня также деревянная. В ДД.ММ.ГГГГ переустройство бани производил её супруг, оббил тесом, устанавливал печь, монтировал электропроводку, пристроил к бане комнату отдыха, начал строительство второго этажа. Постоянно в этом доме они не жили, использовали его как дачу, с марта до ноября. В ДД.ММ.ГГГГ умер ее муж, с этого времени в доме она не проживала. С ДД.ММ.ГГГГ стала сдавать дом квартирантам. ДД.ММ.ГГГГ она заключила предварительный договор купли-продажи дома с Мартыновой Я.А. С этого времени Мартыновы стали проживать и пользоваться домом, ежемесячно передавали ей <...> рублей в счет оплаты за жилье, указанную сумму они сами определили. Письменный договор найма не заключали. До ДД.ММ.ГГГГ должны были составить договор купли-продажи дома, но сделка не состоялась. ДД.ММ.ГГГГ произошло возгорание бани. В результате пожара был уничтожен жилой дом и надворные постройки. Считает, что пожар произошел по вине ответчиков. Просит взыскать в её пользу солидарно с Мартынова О.А., Мартыновой Я.А. материальный ущерб в сумме <...> рублей.

В судебном заседании представитель истца Петрякова О.Б. исковые требования поддержала. Полагает, что вред истцу причинен от совместных виновных действий ответчиков в результате халатного отношения к эксплуатации бани. С ДД.ММ.ГГГГ ответчики с разрешения истца пользовались имуществом: жилым домом, баней, сараями, земельным участком, между сторонами сложились фактические отношения найма жилого помещения, поэтому ответчики были обязаны обеспечивать сохранность жилого дома и нести ответственность за нарушение требований пожарной безопасности. Вина ответчика Мартынова О.А. заключается в том, что он при топке бани допустил перенагрев трубы, вина ответчика Мартыновой Я.А. заключается в бездействии с её стороны, в том, что она недостаточно следила за процессом топки бани. Просит взыскать в пользу истца сумму ущерба с обоих ответчиков в солидарном порядке.

Ответчик Мартынов О.А. в судебном заседании исковые требования не признал в полном объеме. Суду пояснил, что ДД.ММ.ГГГГ его супруга Мартынова Я.А. заключила с Жуковой Н.П. предварительный договор купли-продажи жилого дома по адресу: <адрес>. ДД.ММ.ГГГГ они вселились в дом. Договора найма жилого дома не составляли. Дом был ветхий, находился в 2-3 метрах от бани. Баня состояла из нескольких помещений, от дома к бане был прокинут кабель. Проводка была некачественная, на скрутках, за время проживания проводку они не меняли. До ДД.ММ.ГГГГ они должны были заключить договор купли-продажи дома, но Жукова Н.П. для заключения сделки не явилась. Жукова Н.П. разрешила им пользоваться надворными постройками, в том числе баней. На крышу бани они не поднимались, так как Жукова запретила. Баню топили 1-2 раза в неделю дровами, зимой практически не топили. ДД.ММ.ГГГГ в <...> часов он начал топить баню, заложил одну кладку дров, через час подбросил еще половину кладки, в <...> часов пошли мыться, печь уже прогорела и потухла. Около <...> часов все помылись, он закрыл дверь в баню, выключил свет. В <...> часа, а также около <...> часа, он выходил на улицу, все было нормально. Около двух часов ночи супруга почувствовала запах дыма, он выбежал на улицу, заметил, что из бани идет дым, открыл дверь в баню, увидел открытое пламя в комнате отдыха. Забежал домой, сказал жене вызывать пожарных, собирать детей и выходить на улицу, а сам тем временем выгонял из сарая животных. Дом находился рядом с баней, от высокой температуры стала тлеть веранда. Он залез на крышу, стал срывать шифер. До приезда пожарных сам пытался потушить огонь, поливал водой от насосной станции, пока не отключился свет. Минут через тридцать приехала первая пожарная машина, начали тушить пожар, но ни дом, ни баню не удалось спасти. Считает, что его вины в причинении вреда истцу нет. Просит в иске отказать.

Ответчик Мартынова Я.А. в судебное заседание не явилась, извещена о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом, представила заявление о рассмотрении дела в её отсутствие.

В предварительном судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ Мартынова Я.А. суду пояснила, что с требованиями истца не согласна. Считает, что их вины в возникновении пожара нет, и они сами являются потерпевшими.

Представитель ответчика Мартыновой Я.А. - Круглов А.С. в судебном заседании исковые требования не признал, указав на недоказанность вины ответчика в возникновении пожара и причинении ущерба, поскольку заключением эксперта установлено, что причиной пожара явилось самовозгорание деревянных конструкций бани от лучистого тепла высоконагретого дымохода печи. Полагает, что собственником при строительстве бани (монтаже дымохода) был нарушены противопожарные нормы и правила, требования СНиП 41-01-2003, баня находилась в непосредственной близости от жилого дома, поэтому собственник несет риск утраты имущества вследствие пожара. Просит в иске отказать.

В силу положений ст.167 ГПК РФ суд рассмотрел гражданское дело в отсутствие ответчика Мартыновой Я.А., извещенной о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом.

Выслушав лиц, участвующих в деле, допросив свидетелей, эксперта, изучив материалы гражданского дела, суд приходит к следующему.

Согласно свидетельствам о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ Жуковой Н.П. принадлежит на праве собственности жилой дом общей площадью 44 кв.м. и земельный участок, расположенные по адресу: <адрес>.

ДД.ММ.ГГГГ между Жуковой Н.П. и Мартыновой Я.А. был заключен предварительный договор купли-продажи вышеуказанного жилого дома с земельным участком, согласно которому продавец и покупатель в срок до ДД.ММ.ГГГГ обязуются заключить договор купли-продажи жилого дома (п. 1); стоимость жилого дома составляет <...> рублей (п. 2); до заключения основного договора Покупатель может проживать в указанном жилом доме и пользоваться земельным участком, оплачивая ежемесячно арендную плату <...> рублей в месяц (п. 6) (т.1, л.д. 17).

На основании п.1 ст.671 ГК РФ по договору найма жилого помещения одна сторона - собственник жилого помещения или управомоченное им лицо (наймодатель) - обязуется предоставить другой стороне (нанимателю) жилое помещение за плату во владение и пользование для проживания в нём.

В соответствии со ст.674 ГК РФ договор найма жилого помещения заключается в письменной форме.

Существенные условия договора найма жилого помещения как общие нормы для всех его разновидностей (в том числе для договора коммерческого найма) - это оплата, объект договора и наниматель.

Договор найма любой разновидности оформляется в простой письменной форме (ст. 161 ГК РФ). Нарушение письменной формы не влечёт недействительность договора (ст.167 ГК РФ), но лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и её условий на свидетельские показания, не лишив их права приводить другие доказательства (ст.162 ГК РФ).

Как следует из п. 6 предварительного договора купли-продажи, пояснений сторон, фактически между Жуковой Н.П. и Мартыновой Я.А. был заключен договор найма жилого дома, расположенного по адресу: <адрес>, согласно которому наймодатель передала нанимателю в пользование указанное жилое помещение для проживания за плату в размере <...> рублей ежемесячно.

Как пояснили в судебном заседании ответчики, устно Жукова Н.П. разрешила им также пользоваться земельным участком, баней, сараями. Иных условий и обязательств они не оговаривали.

Согласно ст. 678 Гражданского кодекса РФ наниматель обязан обеспечивать сохранность жилого помещения и поддерживать его в надлежащем состоянии.

Обязанность нанимателя обеспечивать сохранность жилого помещения заключается в том, чтобы не допускать выполнения в жилом помещении работ или совершения других действий, приводящих к его порче.

В соответствии с п. 6 Правил пользования жилыми помещениями, утвержденных постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 25, пользование жилым помещением осуществляется с учетом соблюдения, в том числе, требований пожарной безопасности.

Из установленных по делу обстоятельств следует, что ДД.ММ.ГГГГ в <...> произошло возгорание бани по адресу: <адрес>. В процессе развития пожара огонь распространился на жилой дом и надворные постройки, расположенные на этом же приусадебном участке, а также на баню, расположенную на соседнем участке. Накануне пожара ДД.ММ.ГГГГ ответчик Мартынов О.А. с <...> час. до <...> час. топил баню дровами, в <...> час. все закончили мыться, Мартынов О.А. выключил свет в бане, закрыл дверь.

Указанные обстоятельства подтверждаются актом о пожаре от ДД.ММ.ГГГГ, постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 219 УК РФ от 15.11.2013, пояснениями сторон, показаниями дознавателя ОД ТО НД <номер> УНД ГУ МЧС РФ по АК Ганноченко В.Н.

В соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ <номер> (ред. от 06.02.2007) «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем» вред, причиненный пожарами личности и имуществу гражданина либо юридического лица, подлежит возмещению по правилам, изложенным в статье 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, в полном объеме лицом, причинившим вред. При этом необходимо исходить из того, что возмещению подлежит стоимость уничтоженного огнем имущества, расходы по восстановлению или исправлению поврежденного в результате пожара или при его тушении имущества, а также иные вызванные пожаром убытки (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Для наступления гражданско-правовой ответственности по ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации необходимо доказать факт причинения вреда, противоправность действий (бездействия) ответчика, вину причинителя вреда и наличие причинной связи между противоправным поведением и наступившим вредом, а также размер подлежащих возмещению убытков.

При недоказанности любого из этих элементов в возмещении убытков должно быть отказано.

В силу принципа состязательности сторон (ст. 12 ГПК РФ) и требований ч.1 ст.56, ч.1 ст.68 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

По настоящему делу по ходатайству сторон была проведена комплексная судебная строительно-техническая и пожарно-техническая экспертиза для установления причины пожара, размера причиненного ущерба.

Из экспертного заключения Центра судебных экспертиз ООО «Экском» от ДД.ММ.ГГГГ следует, что причиной пожара послужило тепловое самовозгорание деревянных конструкций перекрытия бани от лучистого тепла высоконагретого дымохода печи. Других источников зажигания из проведенного исследования представленных материалов не усматривается. Очаг пожара находился внутри бани в верхней южной части. Версия о перегрузке электрической сети и причастности данного режима к причине пожара исключается. На изъятых и представленных на исследование фрагментах проводников имеются следы внешнего термического воздействия пожара, следов, характерных для аварийных режимов работы, не обнаружено.

В судебном заседании эксперт Панфилов С.Ф. уточнил, что по тексту экспертного заключения и выводах допущена опечатка, очаг пожара находился в верхней северной части бани.

В ходе осмотра эксперт установил, что в результате пожара конструкции бани полностью разрушены. Северная часть бани имела бревенчатые стены, там имелись помещения моечной и парилки. Стены центральной (предбанник) и южной (комната отдыха) части бани были выполнены из досок. Фундамент бани в надземной части выполнен из шлаколитых блоков, оштукатуренных с наружной стороны. В углах фундамента и в местах устройства перегородок имелись деревянные (бревенчатые) закладные. В районе комнаты отдыха закладные со следами обугливания сохранились, к северу, в районе предбанника и банных помещений (моечной и парилки) закладные полностью выгорели. Степень повреждения штукатурного слоя и шлаколитых блоков фундамента в северной части больше чем в южной. Штукатурный слой на камине, расположенном в комнате отдыха, сохранился практически полностью. В то же время штукатурный слой кирпичного простенка у банной печи разрушен в значительной степени. Полы в бане были деревянными. После пожара в комнате отдыха сохранились лаги и фрагменты половых досок. В предбаннике, моечной и парильном помещении полы (лаги и настил) полностью выгорели.

После осмотра изъятых с места пожара фрагментов электропроводки, эксперт указал, что для возникновения опасного режима нагрузка в электросети бани должна быть 16236 Вт. Из пояснений Мартыновых и Жуковой следует, что в бане было только электрическое освещение, а это максимально суммарно во всех помещениях 4х100=400 Вт. При осмотре места происшествия остатков каких-либо электроприборов не обнаружено. Поэтому версию о перегрузке электрической сети и причастности данного режима к причине пожара можно исключить.

Из пояснений, представленных в материалах дела, следует, что перед пожаром вечером и ночью все было спокойно, посторонних лиц и каких-либо шумов не было, собаки вели себя спокойно, не лаяли. Пожар был обнаружен по горению внутренних конструкций бани. При осмотре места происшествия каких-либо посторонних предметов не обнаружено. Эти обстоятельства позволяют исключить версию о возникновении пожара от внесенного постороннего источника зажигания (поджога).

В бане и доме не курили. В ходе осмотра, проведенного после пожара, веществ и материалов, склонных к самовозгоранию, не установлено.

Перед возникновением пожара никаких характерных признаков аварийных режимов в электрооборудовании не отмечено – треск и хлопки при замыкании, перебои в работе электроприборов, мигание электрических ламп и др. На момент обнаружения пожара электроснабжение дома осуществлялось, следовательно, защита на аварийный режим не срабатывала. Мартынов О.А. пояснял, что для тушения пожара подключал водяной электронасос. На изъятых с места пожара (бани) фрагментах электропроводки следов аварийной работы не обнаружено. Таким образом, признаков возникновения пожара от источников зажигания, возникших при аварийных режимах работы электрооборудования, не усматривается.

Накануне пожара в бане топили печь. Затопили печь в <...> час., с <...> до <...> час. мылись. Пожар обнаружили около <...> час.

Эксперт указал, что температура топочных газов в дымоходе при топке дровами может составлять <...>. Температура воспламенения древесины составляет 2650С. При топке дровами из-за их длиннопламенности наибольший прогрев происходит в верхних конструкциях, что обуславливает особую роль разделок. Прогрев разделок требует времени и может происходить после окончания топки и понижения температуры печи. Известны случаи возникновения пожаров спустя 6-8 и более часов после топки. Начало загорания и момент обнаружения пожара обычно не совпадают. Интервал времени с момента начала топки до обнаружения пожара может достигать 30 и более часов. Позднее обнаружение пожара связано с тем, что горение может длительно развиваться в виду малозаметного тления. Загорание чаще всего обнаруживается по дыму. Пожар начинает распространяться по поверхности сгораемых материалов. В начальный период развитие происходит сравнительно медленно, но по мере увеличения площади горения возрастает тепловая радиация, усиливаются потоки газов, распространение пожара ускоряется. Внутренний пожар распространяется в основном в сторону движения потоков нагретых дымовых газов. Это объясняет развитие пожара в сторону комнаты отдыха, где имелось разбитое окно.

В данном случае дымоход был выполнен из металлической трубы. Известно, что древесина склонна к тепловому самонагреванию. Наименьшая температура окружающей среды, при которой экзотермические процессы, возникающие в древесине, приводят к пожару, составляет <...>. При длительном воздействии на древесину температуры свыше <...> и удалении из неё влаги происходит её разложение. В результате древесина переходит в пирофорное состояние, приобретает способность самонагреваться, и может произойти её самовозгорание. Чем старше и суше древесина, тем быстрее она самовозгорается и горит, однако, выделяет меньше теплоты.

Следовательно, в чердачном помещении бани в период топки печи и после её окончания на протяжении длительного периода времени мог возникнуть очаг тления близко расположенных или соприкасающихся с трубой горючих материалов. При подобном развитии процесса первоначально в помещении бани не будет ощущаться признаков горения (т.2, л.д. 16-59).

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ <номер> «О судебном решении» заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 ГПК РФ).

Оснований не доверять выводам эксперта у суда не имеется, эксперт имеет необходимую специализацию, образование, достаточный стаж работы, был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, заключение мотивировано и обоснованно, соответствует другим исследованным по делу доказательствам.

При рассмотрении дела суду не представлено надлежащих доказательств, опровергающих выводы эксперта.

Заключение ФГБУ СЭУ ФПС Испытательная пожарная лаборатория по <адрес> <номер> от <адрес>, согласно которому очаг пожара находился в комнате отдыха бани, расположенной по адресу: <адрес>, и наиболее вероятной причиной возникновения пожара послужило возгорание горючих материалов от аварийного пожароопасного режима работы электросети, суд не принимает во внимание, поскольку указанные выводы эксперта не мотивированы, носят предположительный характер и противоречат иным установленным по делу обстоятельствам.

В соответствии с п. 84 Правил противопожарного режима в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ <номер> «О противопожарном режиме» при эксплуатации печного отопления запрещается:

а) оставлять без присмотра печи, которые топятся, а также поручать надзор за ними детям;

б) располагать топливо, другие горючие вещества и материалы на предтопочном листе;

в) применять для розжига печей бензин, керосин, дизельное топливо и другие легковоспламеняющиеся и горючие жидкости;

г) топить углем, коксом и газом печи, не предназначенные для этих видов топлива;

д) производить топку печей во время проведения в помещениях собраний и других массовых мероприятий;

е) использовать вентиляционные и газовые каналы в качестве дымоходов;

ж) перекаливать печи.

При рассмотрении дела судом не установлено нарушений со стороны ответчиков вышеуказанных требований пожарной безопасности.

Довод представителя истца о допущенном Мартыновым О.А. перекале печи и дымохода не подтверждается материалами дела, заключением эксперта ООО «Экском».

Как установил суд, ДД.ММ.ГГГГ Мартынов О.А. топил печь в бане в обычном режиме, в течение 3-х часов, с <...> часов до <...> часов, два раза подкидывал дрова в печь, всего использовал <...> закладки дров; в <...> часов горение в печи прекратилось.

Такие объяснения ответчик давал непосредственно после пожара и подтвердил в судебном заседании.

Обнаружив признаки горения бани ночью ДД.ММ.ГГГГ, ответчики незамедлительно сообщили в пожарную охрану, пытались устранить очаг возгорания собственными силами, что подтверждается пояснениями ответчиков, свидетеля <...>

В заключении эксперта содержится однозначный вывод о причинах возгорания принадлежащего истцу имущества: тепловое самовозгорание деревянных конструкций перекрытия бани от лучистого тепла высоконагретого дымохода печи. Выводов о перекале печи и дымохода, либо иных нарушениях требований пожарной безопасности, допущенных ответчиками, заключение эксперта не содержит.

В ходе допроса в судебном заседании эксперт <...>. пояснил, что свои выводы о причинах и очаге пожара в северной части бани он основывал на анализе термических повреждений строительных конструкций и показаниях очевидцев. Возникновение пожара от огня из открытой дверцы печи исключено, так как очаг пожара находился в верхних конструкциях бани, кроме того, между тем, как была протоплена печь, и обнаружен пожар, прошел достаточно большой промежуток времени. Высоконагретый дымоход печи – это норма, он всегда нагревается до высокой температуры, при этом прогрев верхних конструкций происходит при топке дровами позже, даже при остывшей печи дымоход еще в сильно нагретом состоянии. Когда древесина стареет, она высушивается до такой степени, что температуры <...> может хватить для её возгорания. При эксплуатации бани в течение <...> лет это носит случайный характер и может произойти в любой момент. Меры пожарной безопасности в данном случае: обеспечивать нормативное расстояние не менее <...> см до строительных конструкций здания из горючих материалов, не допускать наличия посторонних горючих материалов вблизи дымохода. Перекал печи и дымохода происходит только при непрерывной, усиленной, длительной, <...> часовой, топке дровами.

Оценив представленные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу, что в действиях ответчиков не усматривается нарушений требований пожарной безопасности и, соответственно, противоправности поведения. Сам по себе факт возникновения пожара в помещении бани, находящейся в пользовании ответчиков, не свидетельствует о виновности их действий.

В силу ст. 210, п. 2 ст. 211 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, собственники несут бремя содержания принадлежащего ему имущества, риск случайной гибели или случайного повреждения имущества. Исходя из положений ч. 4 ст. 30 Жилищного кодекса Российской Федерации, собственник жилого помещения несет бремя содержания данного помещения, при этом собственник жилого помещения обязан поддерживать данное помещение в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилыми помещениями.

Согласно строительным нормам и правилам Российской Федерации СНиП 41-01-2003 от ДД.ММ.ГГГГ <номер> «Отопление, вентиляция и кондиционирование», дымовые трубы следует проектировать вертикальными без уступов из глиняного кирпича со стенками толщиной не менее 120 мм или из жаростойкого бетона толщиной не менее 60 мм, предусматривая в их основаниях и дымоходах карманы глубиной 250 мм с отверстиями для очистки, закрываемые дверками. Допускается применять дымоходы из асбестоцементных труб или сборных изделий из нержавеющей стали заводской готовности (двухслойных стальных труб с тепловой изоляцией из негорючего материала) (п. 6.6.13); размеры разделок печей и дымовых каналов с учетом толщины стенки печи следует принимать равными 500 мм до конструкций зданий из горючих материалов и 380 мм - до конструкций, защищенных в соответствии с 6.6.236); разделки печей и дымовых труб, установленных в проемах стен и перегородок из горючих материалов, следует предусматривать на всю высоту печи или дымовой трубы в пределах помещения. При этом толщину разделки следует принимать не менее толщины указанной стены или перегородки (п. 6.6.17); зазоры между перекрытиями, стенами, перегородками и разделками следует предусматривать с заполнением негорючими материалами (п. 6.6.18).

Свидетель <...> будучи допрошенным в судебном заседании, пояснил, что в конце ДД.ММ.ГГГГ принимал участие в постройке бани, принадлежащей Жуковой Н.П., утверждал, что нормы пожарной безопасности при строительстве бани, крыши и установке печи были соблюдены.

Однако свидетель не смог пояснить, как именно крепились распорки на крыше, какая была разделка печи, на каком расстоянии находилась печь от стены и т.д. При этом пояснил, что последний раз был в бане в ДД.ММ.ГГГГ.

Из протокола осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, показаний эксперта Панфилова С.Ф., дознавателя Ганноченко С.Н. в судебном заседании следует, что дымоход в бане был выполнен из металлической трубы, при этом изоляция, негорючие материалы, распорки при осмотре после пожара не были обнаружены.

Согласно п.п. 81, 82 Правил противопожарного режима в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ <номер> «О противопожарном режиме», при эксплуатации печного отопления перед началом отопительного сезона необходимо осуществить проверку и ремонт печей. Запрещается эксплуатировать печи и другие отопительные приборы без противопожарных разделок (отступок) от горючих конструкций, предтопочных листов, изготовленных из негорючего материала размером не менее 0,5 х 0,7 метра (на деревянном или другом полу из горючих материалов), а также при наличии прогаров и повреждений в разделках (отступках) и предтопочных листах. Перед началом отопительного сезона, а также в течение отопительного сезона должно быть обеспечено проведение очистки дымоходов и печей (отопительных приборов) от сажи не реже: 1 раза в 3 месяца - для отопительных печей; 1 раза в 2 месяца - для печей и очагов непрерывного действия; 1 раза в 1 месяц - для кухонных плит и других печей непрерывной (долговременной) топки.

Истец Жукова Н.П. поясняла, что с <...> не проживает в доме по указанному адресу, баней не пользуется, ремонт бани с этого времени не производился, с <...> баней пользуются квартиранты, перед тем, как ответчики Мартыновы вселились в дом, баню она не осматривала, наличие горючих материалов вблизи дымохода не проверяла.

Таким образом, данных о том, что на момент вселения ответчиков в жилое помещение баня соответствовала действующим нормам и правилам пожарной безопасности материалы дела не содержат.

Судом установлено, что ответчики пользовались баней с разрешения истца. Письменный договор найма жилого помещения, а также договор о материальной ответственности с ответчиками не заключались, условия о том, что наниматель принимает на себя ответственность и за случайное повреждение или гибель имущества, между сторонами не оговаривались.

Из обстоятельств, на которые ссылается истец и его представители, не усматривается, что ответчики обязаны были следить за надлежащим состоянием дымохода, печи, строительных конструкций в бане, принадлежащей на праве собственности истцу.

Напротив, истец, являясь собственником домовладения, обязана была нести бремя содержания своего имущества, следить за исправностью печи и дымохода и надлежащим состоянием деревянных конструкций бани в процессе её длительной эксплуатации.

Суд полагает, что в ходе судебного разбирательства не установлен и не подтвержден материалами дела факт повреждения имущества истца вследствие противоправных виновных действий ответчиков, не доказан факт наличия причинно-следственной связи между действиями ответчиков и наступившими последствиями в виде причинения Жуковой Н.П. материального ущерба.

Оценивая доказательства по делу в их совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании, суд приходит к выводу о том, что при установленных обстоятельствах исковые требования о возмещении причиненного в результате пожара ущерба не подлежат удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

В удовлетворении исковых требований Жуковой Н. П. к Мартынову О. АнатО.чу, Мартыновой Яне А. о возмещении вреда, причиненного в результате пожара, отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в <адрес>вой суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме через Павловский районный суд <адрес>.

Судья О.Г. Полунина

Мотивированное решение изготовлено 15 июля 2014 года.

Прочитано 158 раз Последнее изменение Пятница, 17 апреля 2020 05:26
  • Главная
  • Опыт
  • Суд отказал в иске о возмещении вреда, причиненного пожаром

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter