Вторник, 24 апреля 2018 05:32

Покупка квартиры у детей

Автор

Покупателям стоит быть внимательнее при покупке квартиры у несовершеннолетних.

 

Покупателям стоит быть внимательнее при покупке жилья, собственники которого - несовершеннолетние. На сделку нужно только согласие органов опеки, но на практике у покупателя едва ли хватит знаний, чтобы выявить все риски.

 

Например, суды могут признать недействительной сделку по продаже жилья, если продавец, который должен был приобрести на полученные деньги новую квартиру для детей, не выполнил это условие, следует из очередного дела, рассмотренного ВС РФ.

 

См. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 27 февраля 2018 г. Дело №48-КГ 18-1

 

Продавец решила продать квартиру, в которой были прописаны двое ее несовершеннолетних детей, – им принадлежало по 1/3 доли. Для этого продавец получила согласие органов опеки. Опека указала, что квартиру продать можно, но с условием, что одновременно будет приобретена другая жилплощадь, в которой дети получат по 1/3 доли. Сообщить о покупке госорганам надо было в течение месяца после продажи жилья. Как именно должен происходить расчёт с несовершеннолетними, в разрешении указано не было.

 

Покупательница спорной квартиры рассчиталась за недвижимость и въехала в нее. Однако продавец, вопреки взятым на себя обязательствам перед Опекой, не приобрела на детей новую квартиру, которая упоминалась в согласии, – другими словами, нарушила указанное в документе условие.


Отдел опеки обратился в суд и потребовал признать сделку недействительной в силу ст. 168 ГК (сделка, противоречащая закону). Покупатель в суде, в свою очередь, утверждала, что разрешение вообще незаконно, поскольку в нем не указано, как рассчитываться с несовершеннолетними продавцами, и не уточняется, на какой счёт переводить деньги на имя несовершеннолетних после продажи их долей и её как покупательницу не проинформировали, что продавец должен был одновременно купить жильё несовершеннолетним.

 

Саткинский городской суд Челябинской области удовлетворил иск отдела опеки и признал недействительным договор купли-продажи квартиры. Жилье вернули в собственность Продавцу и ее детей, в пользу Покупателя суд взыскал продажную цену – 1,05 млн руб.

 

Суд в обоснование своей позиции сослался на ст. 167 ГК.


Но в апелляции решение не устояло – Челябинский областной суд отменил его и принял новое решение, отказав отделу опеки. В определении судьи указали, что то, что Хазанова не купила жильё детям и нарушила договоренности с опекой, не свидетельствует о том, что договор купли-продажи квартиры незаконный. По мнению апелляции, сделку совершили с соблюдением всех процедур, фактически она исполнена и оснований для недействительности нет. При этом позицию в суде объяснили нормами ст. 168 ГК, на которую первая инстанция не ссылалась.


Коллегия по гражданским спорам ВС РФ отменила определение апелляции и направила дело на новое рассмотрение в облсуд.


В определении по делу ВС сослался сразу на две статьи ГК – ст. 168 (сделка, противоречащая закону) и ст. 173.1 (сделка без необходимого в силу закона согласия госоргана). Но какую именно норму права следовало использовать нижестоящим судам – чётко не разъяснил.

 

ВС указал, что суд первой инстанции не мог признать недействительной сделку, основываясь только на ст. 167 ГК, – там не установлены основания, по которым признается недействительность.

 

Они предусмотрены в ст. 168 (сделка, противоречащая закону) и ст. 173.1 (сделка без необходимого в силу закона согласия госоргана) ГК, указала коллегия. Но в первой инстанции не сослались ни на одну из них, а апелляция не только не исправила эту ошибку, но и неправильно истолковала нормы, на которые сослалась, обратили внимание в гражданской коллегии: суд основал свое решение на утратившем силу варианте ст. 168 ГК. 

 


Апелляция должна была уточнить, по каким основаниям истец оспаривает сделку, и в зависимости от этого определить, какие обстоятельства значимы для спора и влияют на действительность сделки или свидетельствуют о её ничтожности, указала коллегия. Кроме того, облсуд не принял во внимание, что, согласно ст. 173.1 ГК, установлены специальные основания для признания недействительными сделок, совершённых без необходимого согласия третьего лица, органа юрлица или госоргана либо органа местного самоуправления.


По мнению истца, не было оснований для вывода, что сделку совершили с согласия опеки, – ведь ответчик не получил согласия на отчуждение недвижимости без обеспечения детей другим жильём – и этот довод в ВС сочли значимым. ВС также отметил, что нет доказательств соблюдения прав детей, – того, что средства от продажи квартиры попали на их счет в банке или были израсходованы в их интересах.


Отменяя апелляционное определение, Верховный суд не поставил точку в деле: не давая однозначных ответов относительно нормы, подлежащей применению в таких спорах, он, скорее, поставил многоточие и лишь задал суду апелляционной инстанции направление. Теперь апелляционному суду предстоит разбираться, какую же норму о недействительности все-таки следует применить, – из ст. 168 или из ст. 173.1. Не исключено, что точка в этом деле будет поставлена уже после повторного апелляционного рассмотрения.

 

Также не исключено, что при последующем рассмотрении в кассационном порядке ВС  сформулирует и обоснует свою позицию. 

Прочитано 95 раз